ПОЧЁМ ОПИУМ ДЛЯ НАРОДА?

После поражения КПСС коммунистическую идеологию начали интенсивно вытеснять как либерально-рыночной, так и религиозными догмами различной окраски.

Сегодня дело дошло до того, что не только в школах появились предметы религиозного содержания, маскирующиеся под изучение мировой «культуры», но даже в одном из ведущих вузов страны, коим является Московский инженерно-физический институт, организована кафедра теологии. То есть в физическом институте, где должны готовиться инженеры-физики, познающие материальный мир и его объективные законы, теперь, очевидно, будут выпускать специалистов, объясняющих все происходящее вокруг и внутри нас известной сентенцией: «На все воля божья!»

Это, конечно, проще, чем отвоёвывать у природы её тайны. Другими словами, в МИФИ намереваются готовить лицемеров, людей с шизофреническим сознанием, у которых с одной стороны – знание физических законов, а с другой – проявление этих законов, как воли божьей, как некоего чуда, на чём, собственно, и построено верование: на чуде «непорочного» зачатия, на чуде «воскрешения» и «вознесения», на чуде «благодатного огня», «кровоточащих» икон и тому подобном.

Проникновение религиозного влияния сегодня ощущается повсеместно. Удивительно, что до сих пор ещё не появились попы-депутаты в Государственной думе, как это было в царское время. А может быть, они уже и присутствуют, но пока инкогнито. Есть, правда, там одна с шизофреническим поповским уклоном, таскающая икону «святого» Николая II Кровавого в шествии Бессмертного полка (какое кощунство!), которая даже уверяет, что там у него что-то «замироточило». Не исключено, что вскоре в российском парламенте появятся и другие «просветлённые».

Религиозное влияние ощущается даже в партийной среде. На некоторых партийных сайтах появляется информация о «благодатном огне», о необходимости расширенного внедрения в образовательных школах «православной культуры», о желательности финансирования церкви из федерального бюджета и так далее. Дело доходит до лобызания и целования поповских рук и других частей тела коммунистами высокого ранга.

Порой можно слышать о каких-то патриотических высказываниях самого «святейшества». Но ещё в Евангелие сказано: «Суди по делам его!» По делам надо судить, товарищи, а не по словам! А дела-то и открывают подлинное личико это «святейшества».

Не будем вспоминать его дела в лихие 90-е. Сегодня руководимая им церковь снова становится твёрдой опорой нынешнего эксплуататорского режима, оправдывая творимый в стране беспредел. Церковь ещё ни разу не выступила против героизации белогвардейских вожаков. Она канонизировала последнего русского царя, хотя от престола он отказался добровольно и погиб как простой гражданин, но зато при каждом удобном случае её представители не забывают упомянуть о «сталинских репрессиях». Более того, это церковь инициирует вынос из Мавзолея тела Ленина, похороненного по всем церковным канонам, хотя кости своих «святых» таскает по всему миру. Сегодня церковь пытается снова стать выше государства, как вечное и божественное выше временного, земного. Церковь открыто требует возврата себе даже того, что ей никогда не принадлежало, требует для себя господствующего положения. Да и не против возврата царя, как помазанника божьего. Защита феодальных привилегий церкви, открытое отстаивание средневековья – вот суть её политики.

Мы, коммунисты, забываем историю своей страны, забываем то, чему нас учили наши вожди – классики марксизма-ленинизма. Верно говорят, что история учит одному, что ничему не учит. И все же, давайте, обратимся к Ленину. Вот его слова: «Религия есть один из видов духовного гнёта, лежащего везде и повсюду на народных массах, задавленных вечной работой на других, нуждою и одиночеством. Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с эксплуататорами так же неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, в чудеса и тому подобное. Того, кто всю жизнь работает и нуждается, религия учит смирению и терпению в земной жизни, утешая надеждой на небесную награду... Религия есть опиум народа. Религия – род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную человека жизнь».

Скажите, разве эти слова потеряли актуальность, разве они не о нашей нынешней жизни?

Не менее ярко говорил о религии и Карл Маркс в своей работе «К критике гегелевской философии права»: «…Человек создаёт религию, религия же не создаёт человека. А именно: религия есть самосознание и самочувствование человека, который или ещё не обрёл себя, или уже снова себя потерял. Но человек – не абстрактное, где-то вне мира ютящееся существо. Человек – это мир человека, государство, общество. Это государство, это общество порождают религию, превратное мировоззрение, ибо сами они – превратный мир. Религия есть общая теория этого мира, его энциклопедический компендиум, его логика в популярной форме, его спиритуалистический point d'honneur (вопрос чести), его энтузиазм, его моральная санкция, его торжественное восполнение, его всеобщее основание для утешения и оправдания. Она претворяет в фантастическую действительность человеческую сущность, потому что человеческая сущность не обладает истинной действительностью. Следовательно, борьба против религии есть косвенно борьба против того мира, духовной усладой которого является религия. Религиозное убожество есть в одно и то же время выражение действительного убожества и протест против этого действительного убожества. Религия – это вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира, подобно тому, как она – дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа. Упразднение религии, как иллюзорного счастья народа, есть требование его действительного счастья. Требование отказа от иллюзий о своём положении есть требование отказа от такого положения, которое нуждается в иллюзиях. Критика религии есть, следовательно, в зародыше критика той юдоли плача, священным ореолом которой является религия».

Казалось бы, ну, что ещё можно добавить к этим гениальным словам развенчания религиозного дурмана? Тем не менее среди руководящих товарищей есть и такие, которым неймётся в желании приблизится к тому, кто «иже еси на небеси». При этом часто ссылаются на Сталина, который, дескать, незадолго до конца своей жизни снизил накал противостояния с церковью, даже книгу-фальшивку выпустили «Сталин и церковь». Подчеркну – снизил накал борьбы с церковью, а не с православием. Дело в том, что церковь и христианская идея – это, как говорится в Одессе, две большие разницы, это такая же разница, как коммунистическая идея и ЦК КПСС в последние годы его существования, когда проповедовалось одно, а делалось совершенно другое, что и привело в итоге к катастрофе. Сталин, будучи в юности учеником религиозного учебного заведения, уже тогда изнутри осознал эту истину. Поэтому его действия в отношении церкви было осознанными и понятными и определялись несколькими обстоятельствами.

Во-первых, он прекрасно понимал, что бороться запретами с любой идеологией дело практически безнадёжное, пока остаётся хоть один приверженец этой идеи. Вспомним хотя бы так называемое «крещение» Руси, когда тех, кто продолжал поклоняться волхвам, жестоко убивали, не оставляя живыми ни стариков, ни детей. Но даже и эта жестокость не была до конца успешной. И сегодня ведические идеи живы вместе с теми, кто их исповедует.

Во-вторых, русское духовенство в основной своей массе было настроено патриотически, против фашистских оккупантов, и в условиях ведущейся войны, учитывая определённое влияние церкви на настроения людей, грех было бы не воспользоваться этим обстоятельством.

Наконец к тому времени коммунистическая идеология уже завоевала прочные позиции в обществе, снизилось противостояние советской власти и самой церкви. Сталин, как коммунист, как, естественно, сторонник демократизации общества, сторонник провозглашённого и реализуемого принципа свободы совести, принял хорошо продуманное, правильное решение, получив в то тревожное время дополнительного союзника в тяжелейшей борьбе с фашизмом.

Вместе с тем Сталин никогда не скрывал своего истинного отношения к религии, придавая большое внимание не запрету верования, а антирелигиозной пропаганде. Он, в частности, говорил: «Антирелигиозная пропаганда является тем средством, которое должно довести до конца дело ликвидации реакционного духовенства. Бывают случаи, когда кое-кто из членов партии иногда мешает всемерному развёртыванию антирелигиозной пропаганды. Если таких членов партии исключают, так это очень хорошо, ибо таким «коммунистам» не место в нашей партии... Партия не может быть нейтральной в отношении религиозных предрассудков, и она будет вести пропаганду против этих предрассудков, потому что это есть одно из верных средств подорвать влияние реакционного духовенства, поддерживающего эксплуататорские классы и проповедующего повиновение этим классам...»

Сказанное чётко демонстрирует принципиальное отношение Сталина и руководимой им партии большевиков к религии. И в самом деле, разве можно говорить о восстановлении православия в государственных правах, основываясь только на факте восстановления патриаршество. Ведь это явилось всего лишь выражением благодарности церковникам за то, что они, наконец-то, после долгой и упорной контрреволюционной деятельности, повернулись лицом (или сделали вид, что повернулись?) к советской власти?

Слова Сталина, как и других классиков марксизма-ленинизма, о том, что поповщина всегда поддерживает эксплуататорские классы, проповедует рабскую покорность, убедительно подтверждаются известными сентенциями поповщины: «Бог терпел и нам велел» или «Всякая власть от бога». Церковь и сегодня, после расстрела советской власти, остаётся верной своим принципам, поддерживая власть олигархов. И эта «любовь» взаимна. Олигархи и нынешняя власть не остаются в долгу. Строятся и открываются новые храмы, реставрируются старые, предоставляются другие преференции и в тоже время разваливаются и закрываются школы, больницы, дворцы культуры, клубы, дома пионеров и так далее. При этом зачастую такое строительство ведётся не только на деньги олигархов, но и на бюджетные средства, хотя церковь формально вроде бы как отделена от государства.

Принимая деньги от олигархов и даже бандитов и увековечивая, в знак благодарности, их имена на стенах храмов, отцы церкви лицемерно закрывают глаза на то, что эти деньги краденные, а иногда и обагрены кровью. Они украдены у народа. Ведь, как известно, капитализм это узаконенное воровство результатов чужого труда. Забывая одну из основных заповедей православия («Не укради!») и принимая краденное, церковь становится соучастницей этого воровства.

Столь же лицемерно и другое. «Заботящимся» о душе человека, «готовящим» её к жизни на небесах, служителям церкви, оказывается, ничего земное не чуждо. Они разъезжают на дорогих иномарках, украшают свои одежды золотом и драгоценными каменьями (вероятно, для того, чтобы их блеском приводить в трепет «рабов божьих») да и, судя по монументальным фигурам, не прочь сладко выпить и закусить.

Лицемерием пронизаны все стороны жизни нашего общества: чиновники и депутаты вроде бы заботятся о благе народа, суды вроде бы судят по справедливости, здравоохранение вроде бы печётся о здоровье нации, правоохранительные органы вроде бы стоят на страже порядка и безопасности граждан и так далее, а вся так называемая «элита», начиная с президента и председателя правительства, стоит в храмах со свечками в руках, вроде бы веря в бога. При этом многие держат свечку так, как будто бы у них в руках стакан или рюмка с водкой.

Все это вызывает омерзение. В Евангелие от Матфея, которое как бы церковники должны каждый день читать и знать, написано: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляются окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мёртвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людьми праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония».

Пожалуй, лучше и не скажешь!

Стоит ли и нам, коммунистам, уподобляться этим самым книжникам и фарисеям, лицемерам, закрывая глаза на реальные деяния церкви, обманывать себя и народ России, помогая поповщине оболванивать его?

Прислушаемся же к словам великого сына человечества Карла Маркса, 200-летие со дня рождения которого весь мир будет отмечать в 2018 году: «Критика религии освобождает человека от иллюзий, чтобы он мыслил, действовал, строил свою действительность, как освободившийся от иллюзий, как ставший разумным человек; чтобы он вращался вокруг себя самого и своего действительного солнца. Религия есть лишь иллюзорное солнце, движущееся вокруг человека до тех пор, пока он не начинает двигаться вокруг себя самого. Задача истории, следовательно, с тех пор как исчезла правда потустороннего мира, – утвердить правду посюстороннего мира. Ближайшая задача философии, находящейся на службе истории, состоит – после того как разоблачён священный образ человеческого самоотчуждения – в том, чтобы разоблачить самоотчуждение в его несвященных образах».

Да будет так!

Иван НИКИТЧУК,
доктор технических наук