ТАК ШЁЛ ОН К ПОБЕДЕ

Приближается знаменательная для нашей области дата – 120-летие со дня рождения маршала Ивана Христофоровича Баграмяна, легендарного полководца, с чьим именем связаны героический штурм Кёнигсберга и, в целом, победа в Восточно-Прусской операции.

Готовя к публикации этот материал, я перечитал его воспоминания «Так шли мы к победе» и был просто поражён скромностью автора при описании событий, в которых ему, по сути, принадлежала решающая роль. С высоты поста командующего армией, фронтом, он, как правило, подробно рассказывал о подвигах своих подчинённых – от командарма до рядового солдата. Особенно выразительно – при описании штурма города-крепости Кёнигсберг, где героические эпизоды связаны с каждым фортом, укреплением, улицей. И только вскользь, без особого акцента, в книге говорится о том, что план операции «Земланд» и штурма Кёнигсберга Иван Баграмян разрабатывал лично.

Как о чем-то само собой разумеющемся, упомянул Иван Христофорович о создании макета Кёнигсберга со всеми его укреплениями и военными объектами, на котором отрабатывали свои действия в предстоящих боях командующие армиями, командиры корпусов, дивизий, полков. А ведь это было связано с его глубоко продуманными действиями, талантом полководца, тщательно подготовившего многотысячные армии к штурму крепости, равной которой по боевой мощи и укреплениям не было в истории Второй мировой войны. 

Именно на руководимую им Земландскую оперативную группу войск была возложена задача по взятию Кёнигсберга, названного Гитлером «абсолютно неприступным бастионом немецкого духа». Употребляя гражданскую терминологию, можно сказать, что основные события при штурме этой цитадели фашизма развивались по сценарию Баграмяна. Но при его жизни военные историки были, мягко говоря, скромны в оценках полководческой деятельности тогда генерала армии. И у нас его, к сожалению, заслонила фигура маршала Василевского, выдающегося командующего фронтом, руководившего всей Восточно-Прусской операцией. Наивно было бы сопоставлять их заслуги, но лучше всего напомнить о том, как отзывался о своей «правой руке» сам Александр Михайлович: «Несомненно, одарённым полководцем является Иван Христофорович Баграмян. Он обладает и командным, и штабным опытом, что помогало ему успешно решать вопросы как руководства войсками, так и разработки планов операций, при этом он старался изыскать кратчайшие пути к победе». Но, к сожалению, на площади Василевского в Калининграде не нашлось места для увековечения памяти его выдающегося заместителя.

Только после смерти Ивана Христофоровича стали появляться новые – не только героические, но и драматические – свидетельства его доблестной военной биографии.

В период репрессий на него, служившего в «буржуазной армянской армии», был собран компрометирующий материал, но он был спасён благодаря заступничеству сталинского наркома Анастаса Микояна.

Уволенный из РККА в 38-м году, будущий маршал Советского Союза более полугода прожил в нищете. Чтобы хоть как-то содержать семью, стал работать чертёжником. Но решил любой ценой добиться возвращения на военную службу и пошёл на дерзкий шаг: уселся у Спасской башни Кремля и заявил, что будет сидеть так, пока не добьётся встречи с Ворошиловым. Вскоре по личному приказу «первого маршала» Баграмян был восстановлен в армии.

В начале Великой Отечественной войны Баграмян принимает участие в Киевской оборонительной операции, закончившейся небывалой катастрофой. Запоздалое решение об отводе войск Юго-Западного фронта привело к тому, что к 18 сентября 1941 года четыре армии и штаб фронта оказались в окружении. Возглавивший передовой отряд штабной колонны генерал-майор Баграмян благополучно миновал немецкие заслоны. В переходе по тылам противника к его отряду присоединялись различные разрозненные части, и в результате он вывел из окружения группу войск численностью до 20 тысяч человек.

Участие в обороне Киева отражено в фильме «На киевском направлении». Роль Ивана Баграмяна в нём сыграл Армен Джигарханян.

В трудные дни битвы за Москву по разработанному Баграмяном замыслу и при активном его участии было проведено контрнаступление советских войск в районе Ростова-на-Дону. В ходе этой операции противник был успешно выбит из города.

Весной 1942 года начальник штаба Юго-Западного направления Баграмян являлся одним из основных разработчиков Харьковской наступательной операции, завершившейся катастрофой. И хотя в этом особой его вины не было, поскольку все решения в ходе боевых действий принимали Тимошенко и Хрущёв, Сталин назвал Баграмяна главным виновником поражения. От суда военного трибунала его спас Жуков, заявивший, что вина за провал Харьковской операции лежит отчасти на Ставке и Генеральном штабе. Нетрудно представить, что пережил Баграмян в те дни. Ворошилов дружески предупредил, что ему не избежать расстрела. На пути в Ставку Верховного главнокомандующего Иван Христофорович написал жене прощальное письмо.

Между прочим, о его письмах Тамаре – возвышенных, трогательных – очень проникновенно рассказывает телевизионный документальный фильм «Иван Баграмян. Самый верный маршал» из цикла «Любовь на линии огня»...

Но вернёмся к военной биографии полководца, который неслучайно назвал свои воспоминания «Так шли мы к победе». «Мы» – потому, что не отделял себя от тех, кто шёл в бой со звёздочками и без звёздочек на погонах. А его личное мужество отмечали все, кто служил рядом, и даже шутка такая была: «самый храбрый из армян – Баграмян».

Надо вспомнить несколько общеизвестных фактов из истории войны.

За успешную организацию действий войск Первого Прибалтийского фронта во время Белорусской стратегической операции 29 июля 1944 года Баграмяну было присвоено звание Героя Советского Союза.

Развивая наступление в сентябре – октябре, войска Баграмяна совместно с другими фронтами провели Рижскую и Мемельскую операции. Чтобы полностью отрезать группу армий «Север» от Восточной Пруссии, Ставка решила скрытно перегруппировать главные силы Первого Прибалтийского фронта из-под Риги в район Шяуляя и нанести удар на Клайпеду, тогда называвшуюся Мемелем. Баграмян искусно провёл манёвр в сжатые сроки, используя для передвижения войск преимущественно ночное время. Это был пример редчайшей по смелости и искусству проведения переброски главных сил фронта с одного крыла на другое, который в послевоенное время явился предметом изучения в большинстве военных академий. Пятого октября 1944 года войска Первого Прибалтийского фронта внезапным мощным ударом из района Шяуляя прорвали оборону противника и 10 октября вышли неподалёку от Мемеля на побережье Балтийского моря. Путь группе армий «Север» в Восточную Пруссию был полностью закрыт. Свыше 30 немецких дивизий оказались отрезанными в Курляндии.

Первый Прибалтийский фронт, как выполнивший возложенные на него задачи, был упразднён, и Баграмян стал заместителем командующего Третьим Белорусским фронтом и командующим Земландской группой войск. А с 26 апреля 1945 года он заменил убывающего для подготовки театра военных действий на Дальнем Востоке маршала Василевского на посту командующего Третьим Белорусским фронтом. Под его руководством войска фронта завершили операцию по уничтожению Земландской группировки противника.

На Параде Победы в Москве 24 июня 1945 года Иван Христофорович Баграмян возглавил сводный полк Первого Прибалтийского фронта.

Несомненно, что в Армении достойно увековечена память героя-соотечественника. Именем Баграмяна названы улицы, проспекты, станция метро в Ереване. На проспекте Баграмяна в Ереване воздвигнута его конная статуя.

Земляк полководца, ветеран рыбной промышленности Калининградской области Рудольф Алексанян, многие годы посвятивший изучению жизненного пути маршала, активно включился в подготовку к 120-летию со дня его рождения. «Иван Баграмян, – объясняет он, – впервые надел военную форму в Ахалцихе, городе, где я родился!»

Рудольф Погосович стал инициатором создания общественной организации «Победа», которая ставит своей целью увековечение памяти участников Восточно-Прусской операции.

Уже на первом заседании инициативной группы обсуждались конкретные шаги в этом направлении. Речь зашла о здании бывшего штаба 11-й гвардейской армии, командующим которой в своё время был Баграмян. Ранее украшавшее улицу Комсомольскую, теперь оно пришло в запустение, а установленные перед ним бюсты Василевского и Галицкого находятся в неприглядном окружении. Эти бюсты предлагается перенести на Аллею Героев в парке Победы, а рядом установить скульптурное изображение Баграмяна.

Кроме того, планируется организовать проведение ряда торжественных мероприятий и дней памяти Баграмяна в учебных заведениях Калининграда и области. Ведь далеко не все калининградцы знакомы с историей штурма Кёнигсберга и ролью в ней Ивана Христофоровича. Пока в городе о нём напоминает только название набережной.

Эту инициативу уже поддержал совет ветеранов 11-й гвардейской армии.

И наш короткий рассказ о жизненном пути полководца – лишь небольшой вклад в задуманную программу встречи его 120-летия.

Борис НИСНЕВИЧ

От редакции.

Коммунисты также активно поддержали предложение торжественно отметить юбилей Ивана Христофоровича Баграмяна. Первый секретарь Калининградского горкома КПРФ Татьяна Туманкина вошла в состав инициативной группы Рудольфа Алексаняна.      

 

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3