ЕСЛИ ХОТИМ ЖИТЬ ДОСТОЙНО…

За всякими футбольными и прочими страстями мы многое забыли. В том числе – и откуда мы. А между тем, осмысливая современность, порой бывает весьма полезно обратиться к нашей недавней истории.

В СССР пенсии выплачивались за счёт государства. Необходимые для этого средства являлись частью так называемых общественных фондов потребления, точнее, тех из них, что распределялись через бюджет страны. Он же, в свою очередь, формировался благодаря налогам, уплачиваемым, прежде всего, предприятиями.

Если бы в России Путина дело обстояло так же, мы получали бы зарплату, как минимум, на 22% больше, а пенсии выплачивалась бы из доходов сырьевых компаний, поступлений от реализации алкогольной и табачной продукции, производство и продажа которой были бы монополизированы государством, и тому подобных источников.

Но кто же это потерпит? Поэтому практически сразу после «воцарения» молодого преемника Бориса Ельцина, в 2001 году, был принят закон об обязательном пенсионном страховании. Государственные пенсии для простого народа (и только для него) были упразднены. Теперь гражданин получает пенсию уже только из средств, отчисляемых из «белого» заработка наёмных работников.

Почувствуйте принципиальную разницу. В СССР за пенсионное обеспечение отвечало государство, а здесь – предприниматель, который перечисляет или не перечисляет 22 процента в Пенсионный фонд России. Получается, что те, кто работает официально, должны обеспечить всех пенсионеров плюс очень сытую жизнь для ПФР и паразитирующих на нынешней системе НПФ – негосударственных пенсионных фондов.

Государство же выступает не как источник финансовых выплат, а лишь как их гарант. И прочие его доходы, включая поступления от сырьевого сектора экономики, могут использоваться для покрытия дефицита ПФР, а могут и не использоваться – нет при нынешнем законодательстве у власти такой прямой обязанности.

То есть, по сути, никакой социальной ответственности это государство перед простыми пенсионерами – нынешними или будущими – не несёт! Зато оно имеет замечательную возможность, при любом удобном случае, поспекулировать на проблемах Пенсионного фонда России и для их «решения» состряпать в один прекрасный момент, скажем, проект закона о повышении пенсионного возраста.

Между тем есть и счастливые исключения. Самые нищие страховые пенсии получают бюджетники и наёмные работники частных предприятий. А вот бывшие госслужащие в старости надёжно обеспечиваются из средств федерального бюджета.

Военных, полицейских, росгвардейцев, спецслужбистов, депутатов правительствен­ные реформы не касаются. И дефицит ПФР не имеет к ним никакого отношения. По достижению установленного возраста они получат свою вполне приличную пенсию без проволочек и реформ.

И совсем «в шоколаде» оказываются федеральные гражданские служащие. В силу «особой важности» их работы они могут получать сразу две пенсии: страховую, как у всех смертных, и по государственному пенсионному обеспечению. Последняя примерно равна 45 процентам среднемесячной зарплаты госслужащего. Если взять министра финансов, чья зарплата, например, в 2016 году составляла 1,7 миллиона рублей в месяц, и других подобных ему «страдальцев за народ», то причитающиеся им на «заслуженном отдыхе» выплаты должны исчисляться сотнями тысяч.

Итак, государство фактически переложило пенсионное обеспечение народа на сам народ, который к тому же, уплачивая налоги, содержит и собственно государство. Ну где ещё найдёшь таких душевных и щедрых подданных! Последнюю рубаху с себя снимут, а «уважаемых людей» миллионерами сделают…

Поэтому сегодня нам нужно требовать не просто отказа от повышения пенсионного возраста. Сам по себе такой шаг не меняет систему. Необходимо добиваться возвращения к принципу выплаты государственных пенсий независимо от социального положения и рода занятий.

Для этого есть все возможности и ресурсы. Не хватает только организованного и массового протеста, желания достойно жить.

Борис ПОНОМАРЁВ,
секретарь Калининградского обкома КПРФ